«Евровидение 2019». Конкурс чудом удержался от срыва в пропасть

«Евровидение» всегда интереснее наблюдать в динамике. Вот был фаворит, и нет его. Было жюри, и нет его. Кто-то спел хуже — и посыпались его ставки у букмекеров. А кто-то лучше — поднялись.

  • Поп
  • Концерты
  • Евровидение

Нечеловеческая серьезность, к которой подходят к этому забавному конкурсу в постсоветских (кроме Прибалтики) странах, дико удивляет. Вообще тут все на расслабоне. Конкурс для того, чтобы весело провести время. Из большого шоу-бизнеса тут только великолепная ТВ-картинка, и то только потому, что он курируется Европейским вещательным союзом, то есть телевизионщиками. Артисты тут самодеятельные, профи если и попадают, то только по нуждам телеканалов (например, рейтинг жутко просел в прошлом году). Есть вечеринки, банкеты, пресс-конференции — это все сделано у всех на коленке. Главное — ощущение счастья и торжества европейских ценностей. То есть идеология тут обязательно есть, и она вообще-то хорошая — не рубить головы, уважать права геев и иных меньшинств, не чморить толстых женщин и любить разнообразие культур. Против такого набора — только пида…, ну ок, уроды.

«Евровидение» сначала выросло за рамки костяка Европы, потом за рамки свободной Европы, потом вообще за рамки Европы. Потому что тут все хорошее и за хорошее. Кроме собственно песен, ради которых это затевалось. Но кому какое дело, если и так всем хорошо? Человеку хорошо — это и есть главная европейская ценность. Тем конкурс и хорош, продолжая глуповатую эту логическую цепочку. Но ведь правда!


Сергей Лазарев

От России решил снова поехать Сергей Лазарев, уже имевший третье место в 2016 году. Но резоны у него имелись: куча промо от канала для пенсионеров «Россия-1», вялого и от этого неизбежного промо от всех остальных СМИ России, приятного дополнительного промо в Европе (которой он уже понравился). А в минусе только расходы на поездку, невеликие для Лазарева. И он поехал с трагической балладой, потому что решил «показать себя с другой стороны». Тоже сомнений не вызывает.

Фаворитом букмекеров сразу стал голландец Дункан Лоуренс, а не Лазарев. Такая же трагическая баллада про «любить тебя это проигрыш», но без контекста «Крымнаш» и «Путиндиктатор» для большинства европейцев. Кстати, в клипе Лоуренс пел очень убедительно, а вот в полуфинале — отвратительно. Ставки сразу качнулись в пользу Лазарева. Динамика «Евровидения» — всегда динамика. В спор лидеров неожиданно вмешалась австралийская оперная дива Kate Miller-Heidke — сразу после того, как ее увидели эффектно качающейся на карбоновых шестах с парочкой других валькирий. Динамика! Подобрались близко и другие конкуренты — швейцарский киндер-сюрприз Лука Ханни с арабскими напевами, норвежское викинговое трио KeiiNO с лихими запевами, шведский чернокожий сонграйтер Джон Лундвик с не менее слезливой балладой, ну и бывшая бэк-вокалистка, а нынче вполне себе успешная сольная певица Тамара Тодевска из Северной Македонии с чудесной мелодичной песней Proud в лучших традициях.

Кого же выбрать? Ответ получился слишком разный. На этом конкурсе голоса делились поровну между профессиональным жюри и просто зрителями. Оценки «профи» вызывали поднимание волос на голове. Вообще-то они должны были судить за 4 элемента: вокальные способности, успех реального выступления, оригинальность песни, общее впечатление от номера. На деле же оценить профессионализм вокала и песни не смог практически никто, включая российское жюри. А вот соседского голосования, предвзятости и непрофессионализма хватало через край. Чему удивляться, если в жюри вошли, например (на примере России), некий дизайнер одежды Гуляев и начинающие артисты сестры Толмачевы. Это как если в жюри конкурса Чайковского вошли бы чистильщики обуви. Здоровая доля пофигизма всегда должна быть, но тут — скорее сильно нездоровая. В итоге российское жюри победу отдало посредственной песне азербайджанца Чингиза, а третье место отдало еще более посредственной песне белорусски Зены. А чему удивляться?

Но стран много, их 26. В итоге худо-бедно получили приемлемые результаты, если не считать 9-го места для профи Сергея Лазарева, который к тому же спел свой Scream куда лучше полуфинала, и 14 места для нонконформистов из Исландии Hatari, показавшим вполне профессиональный продукт нелюбви к миру. Что случилось в Белоруссии, пока не понятно. По слухам, их жюри вообще отстранили за разглашение своего голосования на первом полуфинале. На сайте конкурса ситуацию не прояснили. Кто в итоге голосовал в финале — пока непонятно, но это было дико — Лазареву не досталось ни очка, а высший балл отдали никчемному израильтянину (больше никто ему не дал ни балла). Но самое удивительное — тройка лидеров из шведа, голландца и македонки в итоге получилась вполне себе объективная.

Слово было за зрителями, и тут началось не только соседское голосование. Тут пошла политика. Припомнили и Крым, и Путина, и все на свете. Вперед поперла самодеятельность.


Дункан Лоуренс

В сухом остатке победил-таки голландец Дункан Лоуренс. И это идиосинкразии точно не вызывает, он достойный победитель. И пусть следующее «Евровидение» пройдет где-нибудь в Амстердаме или Утрихте.

А вот остальные места как корова языком облизала. Пусть они и не важны, но все же. На второе место вынесло планктон в лице победителя «Сан-Ремо» Махмуда, что-то недовольно бубнившего про деньги (слава Богу, не про джихад). Нашего профи Сергея Лазарева вспучило с девятого на третье место, а не на второе — но лично он должен быть доволен и таким раскладом, сразу же озаботившись своим европейским туром. Пока не забыли. Следом Швейцария, Норвегия, Швеция и Азербайджан как проигравшие в евро-кубке. Но 8-е место для чудной македонской песни и 9-е для австралийской оперной дивы скорее выглядит как «медведь на ухо наступил» для самой европейской публики.

Конкурс «Евровидение» чудом удержался от срыва в пропасть. А что, если бы победил бубнеж Махмуда аки Буратино про сольди? Сколько бы поклонников конкурса поехало бы тогда в Италию? Конкурсу очевидно везет пока. Мусульманский натиск силен, но старая добродушная Европа с полуобнаженными женщинами и женоподобными подтянутыми мужчинами еще держится.

О Лазареве беспокоиться вовсе не приходится. Он в отличной вокальной форме, он умеет делать шоу. А в финале сумел спеть «со слезой», чего очень хотелось от него, и что дало ему нужные баллы и любовь. Хотя очень и хотелось вернуть «Евровидение» в Россию, мы должны отчетливо понимать, что в текущей ситуации сделать это смог бы разве что наш аналог ABBA.

Гуру КЕН

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *