Максим Веселов — «Азбука (Ника) Рок-н-ролла»

Сам Ник Кунцевич, он же Ник Рок-н-ролл, книг не писал никогда, кажется. Тем интереснее авторизованное издание его размышлений, перемешанное со всякой всячиной.

  • Рок
  • Между жанров

ТО «[PRO]ЯВЛЕНИЕ», 2019.

Питерский писатель Макс Веселов сделал эту книгу в духе азбуки — на, дескать, Николай Францевич, выскажись-ка по всем буквам алфавита. А для пущего панка начнем с буквы «Я». Почему нет? Разве не интересно заглянуть в голову одному из самых ярких андеграундных поэтов и фронтменов страны? Биография Ника сумбурна и метафизична в духе его же песен, что довольно навязчиво и неожиданно пафосно декламирует и сам автор книги.


Максим Веселов — «Азбука (Ника) Рок-н-ролла»

Ник не подкачал. Он не только нашел поток сознания к каждой букве алфавита, но и вгрызается в них со всей мощью своего артистизма. К любому понятию, будь то юмор или йога, Ник Рок-н-ролл рисует виньетки обескураживающей эзотеричности, жонглируя терминами из разных религий и философий с напором, сбивающим с ног. Некогда возразить. Картинка слишком красочна и хрупка, чтобы даже попытаться ее разрушить сомнениями. Харизматика Ника бесподобна, не зря он постулирует: «Каждый день надо жить так, как если бы ты баллотировался в президенты Соединённых Штатов Америки, и с чистого листа». Он так живет.

Тут уйма просвещенного мистицизма, драматичной театральности (профессия режиссера массовых сцен мало кому пошла так на пользу, как Нику), зашкаливающее количество цитат БГ. Есть даже автобиография. Очевидно, что Ник не просто ищет формулировки простых понятий, но превращает сам поиск в действо. Это увлекательно. Но не слишком содержательно, потому что сам Ник свою философию форматирует так: «Философия должна быть на уровне пятого класса. То есть – понятна пятикласснику». И действительно, пятикласснику тут многое будет понятно. Людям постарше — вряд ли. И параллель приходится проводить не столько с Игги Попом (он без обобщений старается), сколько с Ильей Чертом, который тоже для пятиклассников. И без каши в голове не получается.

Гораздо интереснее «философских» экзерсисов размышления Ника о творческом пути. Он неоднократно шпыняет своих коллег за вторичность и «нарциссирующее мутантство». При этом очень четко формулирует главную творческую задачу для любого музыканта:

Когда ты выходишь на сцену, надо чётко понимать, что ты на сцену выходишь, и ты не такой, как все. Такой как все – прошу в переходы. Можно в переходах быть таким, как все. А сцена – это что-то такое. Время всё ставит на свои места. Я очень доволен временем. Для меня это всё очень чётко и понятно. Просто всё очень банально: надо быть самим собой. Ха. Ха. Ха.

Не знаю, кто как, а я всегда задавался вопросом — отчего Ник, подобно его гениальному собрату Петру Мамонову, не пошел на театральную или киносцену? Нет ответа. Он был бы там очень хорош. Книга тоже не дает ответов, да и имя Мамонова упоминается только вскользь. А ведь для музыканта в книге вообще очень мало о музыке, разве что о слушательском опыте артиста. Ник ничего не говорит о звуке, об аранжировках, о студийных сессиях. Очевидно, для него это вторично по сравнению с энергетикой живого выступления, с артистизмом в чистом виде.

Книга погружает в творческий метод Ника Рок-н-ролла, явно основанном на мистическом поэтизме Бодлера, Верлена, Эдгара По, затем засеянными альбомами Stooges и сибирского рок-н-ролла. И это самое яркое раскрытие темы, если уж на то пошло. Могло ли быть поглубже? Наверное, да. Но глубже просто нет. Хорошо, что и это вышло в таком виде, учитывая катастрофическую скудость библиографии некоммерческого рока в России.

Оценка: 8 из 10.

Гуру КЕН

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *