На «Славянском базаре» соединили классику и рок: Тернер, Чо, Дежнева, Сафина в миксе

Первый концерт на 28-м фестивале «Славянский базар в Витебске» прошел в неожиданном жанре увертюры, с участием сопрано Большого театра Ксении Дежневой, рок-звезды Джо Линн Тернера, итальянского тенора Алессандро Сафина и корейской певицы Суми Чо.

  • Классическая музыка
  • Концерты

Это выглядело как просветительство. Худрук и дирижер Президентского оркестра Белоруссии Виктор Бабарикин написал оригинальные оркестровые аранжировки на поп- и рок-хиты. Ресурс фестиваля позволил позвать реальных мировых звезд, и полупустой огромный Летний амфитеатр Витебска (для классики это все равно огромная аудитория!) слушал Тернера, Дежневу, Суми Чо, Сафина и белорусских голосистых артистов. Если это не прорыв, то что такое?

Самое неожиданное — это, конечно, аранжировки Бабарыкина. В России так уже не умеют. Бабарыкин написал на редкость деликатные и уважительные аранжировки ко всему — хоть Deep Purple, хоть ABBA. Никакого там хайпа или «своего видения». Он написал так, как бы оркестр сыграл бы это изначально. И отсюда редкое чувство отсутствия стыда. Ксения Дежнева пела свои «Маргаритки» или романсы абсолютно свободно, тема кроссовера ее фактически не затронула. И это важно, учитывая, что Дежнева — единственная на сцена топовая академическая вокалистка, и обидеть ее неуклюжим кроссовером было бы особенно обидно.

Ксения Дежнева пела уверенно в ночном открытом амфитеатре Витебска, она в потрясающей вокальной форме (особенно поразил гибчайший средний регистр). Ждем ее в новых партиях опер Большого.

«Для меня это большое событие. Я давняя поклонница Суми Чо. С Сафина мы раньше выступали. Конечно, мое сердце отдано классике, но я не боюсь разных экспериментов. Симбиоз классики и эстрады позволяет популяризировать классику. Я буду петь много классических произведений, но Виктор Бабарикин сделал необычные аранжировки, вы даже не сразу узнаете их», – с Дежневой невозможно не согласиться.


Суми Чо

К Суми Чо в России странное отношение, хотя она часто поет у нас. Конечно, пик карьеры Чо далеко позади, ее уже почти не зовут в ведущие оперные театры. Но ее сольные перформансы очень даже собирают публику. У Суми Чо сохранился восхитительный верхний регистр, когда хрупкая корейская принцесса поет интимно, воздушно и очень легко. Ее колоратура столь естественна, что звучит это просто феноменально. Середина и низы чуть потрескивают, но публика ждет именно верхов. И Суми Чо в наряде невесты оправдала все ожидания с гаком.

Моя любовь там где бьется мое сердце. И сейчас оно в Витебске, – сказала Суми Чо.

Очень ждали экс-солиста Deep Purple и Rainbow Джо Линн Тернера. Это практически первый вообще приезд мировой рок-звезды в Витебск. Перед его выступлением белоруссы Петр Елфимов и Иван Вабищевич спели, кажется, чуть ли не все главные хиты Deep Purple и Rainbow. И что же Тернер? Он уже не тот, надо признать. Когда Ричи Блэкмор говорил, что к Тернеру надо относиться очень по-особенному, он был прав. Голос слаб, регистры плывут, верхи тусклые. А вот в чем он реально хорош, так это то, что остался настоящим рок-парнем. Вообще без комплексов, зажигал как настоящая рок-звезда. Подзаголовок концерта «Между классикой и роком» обрел настоящий смысл только с выходом Тернера. Ради Бога, не заставляйте своих детей слушать Петра Елфимова…

Рок-музыка имеет в своей основе Баха, Бетховена и другие классические интонации. Поэтому легко трансформировать рок в классический формат… Хочу поблагодарить Виктора за аранжировки, чтобы и оркестр звучал, и рок звучал, – это было здорово сделано. Мне удобно петь даже без барабанов и клавиш. Какой оркестр лучше – сложно сказать, это не спорт. Каждый оркестр хорош по-своему. Важно, какую энергию ты чувствуешь, от одного оркестра в разное время разная энергетика. В Осаке я выступал с оркестром без рок-продакшна, и никаких проблем. Для меня важнее энергетика оркестра в то время, когда я на сцене. Кроссовер – большой плавильный котел, который объединяет все, и соединяет. Не вижу в этом ничего плохого, только хорошее. Я знаю русские рок-группы «Черный кофе», «Мастер», «Парк Горького», «Ария», «Мастер» — я знаю их. Со многими я встречался, и даже с «Би-2», я с ними знаком и очень хорошо знаком. Увы, не смогу остаться на концерт Кипелова на «Славянском базаре», у меня тур и я улетаю, – сказал Тернер.

И надо же сказать про оркестр. Президентский оркестр Белоруссии, по факту то, что мы раньше называли эстрадно-симфоническим оркестром, был реально хорош. Особенно порадовала духовая секция — откуда взяли людей, умеющих точно брать ноты? Они ведь брали, и с такой меланхоличной повседневной уверенностью, что вводили в ступор. Очень хорошие. «Одинокий пастух» Джеймса Ласта был эталонным (мастерство молдавского пан-флейтиста Константина Московича тоже неоспоримо). Беда пришла нежданно — без плейбэка Бабарикин все решил не обойтись, и тут уже смешались кони-люди… Вполне приличные струнные группы оркестра утопило клавишами, да и духовые уже только жалко попискивали, барабанщики же изображали игру под гулкие низкие семплы, и даже хай-хеты и прочие тарелки не были слышимы в зале… А тому же Тернеру не хватало рока от этой жидкой массы, и он чуть ли ни ногой судорожно в панике стучал, чтобы вернуть драйв в царство амеб. И был прав. Словом, есть над чем поработать.

Алессандро Сафина вообще ни над чем таким не заморачивался. Гордо вышел, спел главные хиты, в числе которых довольно неожиданно оказалась «Синяя вечность» (О, море-море…) авторства Муслима Магомаева на стихи Козловского, но в итальянском переводе Damiano Nincheri. Сафина уже спел ее в дуэте с Эмином, и учитывая концерт Эмина на следующий день в Витебске, – совсем это все не случайно вовсе. Сафина в форме, он элегантен и в середине, и в верхнем регистре. И харизматичен, конечно. Любимец публики.

Люди, поющие рок-музыку, близки к корням. Как и классика. Если вы почитаете биографии оперных композиторов, то они – как рок-звезды. Много пили, любили женщин… Мне в начале карьеры было легко выходить на сцену, я ничего не боялся. С возрастом, как говорят итальянцы, у меня стало больше бабочек в животе. И выходить на сцену стало волнительнее. Как говорил Фрэнк Синатра, если вы не волнуетесь перед выходом, то вы не артист. И я согласен с этим, – говорит Сафина.

Француз Vincent Niclo своих хитов не имеет, и поэтому своим сладким теноровым обволакивающим голосом поет всякое разное хорошее. «Бесаме Мучо», например. Поет и поет.

Белорус Олег Пауля на электроскрипке всячески изображал гитару, у него получился ватный звук, и ничего достоверного про Пауля сообщить нельзя. Уважаемая белорусская колоратурное сопрано Елена Шведова из Большого театра Белоруссии запомнилась буквалистским воспроизведением трека феноменальной певицы Имы Сумак (умерла в 2008, но ее трек Taki Rari звучит в сериале «Кухня»). Солировали еще и гитаристы Президентского оркестра, но звукооператор концерта не счел нужным их как-то выделить.

В целом концерт получился экспериментальным и свежим. Концепция Бабарыкина заслуживает право на признание, даже если скучна. Многие мюзикловые нетленки получились вполне живыми, но с роком маэстро не справился, несмотря на задекларированную любовь к нему. Рок — субстанция живая, и самому надо быть живчиком. А вот эффект прослушивания оркестровых аранжировок в огромном амфитеатре невозможно переоценить, конечно. Это работа на будущее, и Бабарыкин очень уместно поставил вопрос о скандальном закрытии дирижерского отделения в Минской консерватории. Это никуда не годится, и белорусским чиновникам стоит обдумать многое.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *